Лекторы 9 Школы — Островская Елена Александровна

Также, мы рады видеть в рядах наших лекторов д.с.н., профессора кафедры теории и истории социологии СПбГУ — Елену Александровну Островскую, с лекцией «Глубокая медиатизация: мама, где я?».

Попадая на поле теоретической социологии, мы обнаруживаем себя в локусе, где от теорий и подходов некуда вздохнуть и неба ни черта не видно. И, да, социология уже так много всего сказала о социальной реальности, что наверно одной жизни будет мало, чтобы все это постичь. Но реальность по-прежнему энтропийна и развивается по законам и правилам, известным лишь ей одной. Более того, события первых десятилетий XXI века показали, сколь самонадеяна и безнадежно нарциссична наша дисциплинка. Индивид, казалось бы, наконец-то, запертый на ключ в своей комнате интимности, смог выбраться наружу и ринуться создавать коллективы – глобальных номадов, детерриторизированных сообществ, виртуальных партнеров. Индивид опять удрал от матери-ехидны, дряхлеющей в своих старых теоретических платьях от кутюр-социологии. Он/она совершил ошибку – вышел из комнаты и желает выстраивать свою идентичность в транснациональных и медиасетях. Она и он говорят и кричат об ином, не из века XX, в презентациях, инсталляциях актуального музыки и актуального искусства. Долой старую рамку, кодирующую мир по полярностям – красиво-некрасиво! Прощай уютная комнатка приватности и порядка! И пока мама-социология ностальгирует по утраченной утопии понятного будущего, делает свои семиотические, символические и биографические повороты, индивид с индивидкой обмениваются цифровыми нарративами и, ни разу не спросив разрешения, вступают в медиа фигурации. А там, о мама, бардак и безобразие – ни тебе интегрирующей функции подсистем, ни пространства, ни времени. Они дружат с цифровыми платформами, ползают по сайтам, сбиваются в публики-толпы, твитят, ретвитят, бегают фолловерами по блогам. Там дискурс об идентичности коммуницируется транслокально, а хештеги и ссылки приводят в круг историй блогосферы. И пока ты, социология-мать, пугаешь их одиночеством в сети, коварством злого кибер-дядьки, коммодификацией всего и всея, они создают сообщества практиков и расширяют свои горизонты возможного за пределы обветшалой морали ценностей и норм усохших теорий. Ну, может быть, все-таки поговорим об этом?

Давайте поговорим о четырех волнах медиа исследований, породивших дискуссию о медиатизации общества versus медиации всего. Как цифровое повествование и новые медиа технологии опосредуют социально возможную соотнесенность оффлайн и онлайн реальности общества? Какие новые траектории века веб 2.0 открывают нам теории глубокой медиатизации? Мы просто поговорим, это точно не больно!