Политическое использование памяти о «лихих девяностых» в России

Когда я начал писать этот анонс, в голове уже была пара тезисов про детские воспоминания — ларьки на каждом углу, редкие иномарки на полупустых парковках, вездесущие «условные единицы», МММ и зарплата по бартеру… Но потом я посмотрел статистику по возрасту наших слушателей прошлого года и понял, что большинство из них родились не ранее 1999-го года. здесь могло быть весьма объёмное лирическое отступление о скоротечности времени и ноющих суставах
Тем не менее я уверен, что все из вас прекрасно «помнят» это непростое время. Именно так и работает коллективная память — одним из основных факторов которой становится политический, причём в самом широком смысле этого слова. Девяностые становятся неотъемлемой частью самоидентичности нескольких поколений россиян, зачастую вне зависимости от их личного опыта — один только конструкт «детей 90-х» чего стоит, а ведь среди них встречаются и персонажи 1999-го года рождения!

Но вернёмся к Школе… Для того, чтобы разобраться в том, как же 90-е используются в современной политике, мы пригласили доктора философских наук, профессора Ольгу Юрьевну Малинову.

Ольга Юрьевна прочтёт лекцию «Политическое использование памяти о «лихих девяностых» в России», вот её краткий анонс:

Новейшую историю России принято делить на два этапа, которые часто противопоставляют друг другу: ельцинские «лихие девяностые» вспоминаются по контрасту со «стабильностью» путинских «нулевых». Почему одни аспекты опыта «девяностых» помнятся, а другие – забываются? Как сформировалась оппозиция «нулевых» и «девяностых»? Как конструируется память о коллективной травме? Кто, как и зачем использует память о девяностых в современной России? Нужно ли переосмысливать опыт постсоветского транзита?

Политическое использование памяти о «лихих девяностых» в России: 2 комментария

  1. Уведомление: formula negócio online
  2. Уведомление: จ่ายจริง

Добавить комментарий